Золотой ключ. Выбор СТО

Параллельное измерение

Параллельное измерение Автор: Татьяна Акимова, Анна Голубева


Проблема параллельного, или, как иногда говорят, «серого», импорта давно известна на автомобильном рынке. Прошедший год стал одним из самых ярких в тяжбах между независимыми поставщиками и автопроизводителями. Иск «БМВ Групп Россия» против ООО «Автологистика» прошел за год три суда с различными результатами. Исход третьего разбирательства стал известен накануне Нового года. Поскольку либерализация поставок запчастей имеет стратегическое значение как для автомобильного рынка в целом, так и для работы СТО, мы предлагаем небольшой экскурс в историю вопроса и комментарии специалистов.

Параллельный импорт – это не что-то сомнительное. Это легальный ввоз в страну легально купленного оригинального товара, осуществляемый помимо каналов поставки, организованных самим производителем. Представьте себе, что вы честно купили в официальном магазине некий товар. Но, привезя его в другой город, с изумлением узнаете, что здесь прав на него уже не имеете. Казалось бы, сама постановка вопроса выглядит нелепой, однако коммерческое право знает такое понятие, как территориальный принцип исчерпания права собственности.

Михаил Самохин, маркетолог:

«Механизм конкурентного ценообразования заставляет бороться за клиентов, снижая цену и повышая качество товаров и услуг до тех пор, пока рядом работают конкуренты. Оставшись на рынке в одиночестве, можно легко объяснить высокие цены структурой издержек и заботой о качестве, можно снижать качество и издержки для получения сверхприбылей.

Вариантов монополий в экономике масса. Например, единственный дилер на территории, или создание сложностей для ввоза в страну конкурирующей продукции, или уникальная технология, так называемое «ноу хау». Все, что затрудняет вход конкурентов на рынок, играет на руку присутствующему там бизнесу. Свежую струю в конкурентные игры внесло модное поветрие на защиту прав интеллектуальной собственности – использование норм копирайта для создания своей небольшой монополии. Поскольку эти нормы не очень понятны и расплывчаты, их очень удобно использовать в самых разных целях, был бы платежеспособный спрос на «правильную» трактовку в суде.

Для облегчения захвата рынков цивилизованный мир ввел понятие «исчерпания права собственности». Если в традиционных рыночных отношениях оплата товара при покупке подразумевала переход права собственности к покупателю, то введя «территориальный принцип исчерпания права собственности», можно легко ограничить территорию, на которой этот архаический принцип будет действовать.

Ограничив исчерпание права собственности границами Европейского Союза, можно предъявлять претензии о нарушении прав продавца, как только покупатель вывезет товар за пределы обозначенной территории (т. е., товар, вывезенный за очерченные пределы, становится «нелегальным» и право им распоряжаться возвращается обратно к продавцу). Изначально законодательство, защищающее права интеллектуальной собственности, разрабатывалось с тем, чтобы бороться с подделками, использующими раскрученный бренд производителя, но постепенно право наносить свою маркировку стало использоваться и как право контролировать дистрибуцию. В принципе, это примитивное злоупотребление трактовкой понятия (ведь изначально речь шла о шильдиках, а не о товарах), но трактовка – это уже правоприменительная практика, где в «правильном» решении заинтересованы очень не бедные компании».

В российском автомобильном бизнесе судебные разбирательства вокруг параллельного импорта ведутся достаточно давно. Уже классикой стала история компании «Генезис». Когда в 2007 году она на законных основаниях ввезла для своего клиента неисправный Porsche Cayenne S таможенной стоимостью 14 тысяч долларов, «Порше Руссланд» обратился в Центральную акцизную таможню с заявлением о нарушении права на товарный знак, т. к. лицензия на использование имени бренда была только у него. Сначала московские суды по статье 14.10 Кодекса об административных правонарушениях приняли решение о конфискации автомобиля. Потом президиум Высшего арбитражного суда это решение отменил. В итоге 26 марта 2009 года пленумы Верховного и Высшего арбитражного судов издали постановление, согласно которому исключили из четвертой части Гражданского кодекса пункт 63, регламентирующий отношения правообладателей и компаний, занимающихся параллельным импортом. Фактически они поддержали параллельный импорт на уровне закона.

Если обратиться к истории проблемы, то видно, что изначально защищался непосредственно товарный знак. Однако при появлении параллельного импорта стала складываться и своеобразная правоприменительная практика. Например, в США однозначно требовалось не нарушать права правообладателя. Но затем выяснилось, что запрет на параллельный импорт бьет по карману граждан. Тогда было принято решение: если товар продан один раз правообладателем и затем ввезен в другую страну, где зарегистрирован этот правообладатель, – это не нарушение. При этом правообладатель не имеет права запретить последующее хождение проданного товара.

В странах Евросоюза ситуация немного другая: правообладатель может предъявить претензию альтернативному поставщику и обратиться в суд. При этом правообладатели понимают: любая попытка с их стороны предъявить такую претензию может быть расценена как посягательство на свободную конкуренцию и монополизация рынка. А в Европе это может повлечь за собой очень серьезные последствия.

В России проблема альтернативных поставок до сих пор полностью не решена. Пока не помогло даже открытое и недвусмысленное заступничество Федеральной антимонопольной службы, выступающей за свободный импорт товаров. Заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров сообщил, что предложения по либерализации параллельного импорта будут поданы в правительство повторно. В частности, предлагается исключить из статьи 1487 Гражданского кодекса формулировку «на территории Российской Федерации». Изменение текста статьи даст возможность независимым импортерам без согласия производителя ввозить в Россию любые товары. Таким образом, «национальный» принцип права на товарный знак станет международным. Также предполагается дополнить Закон «О защите конкуренции» статьей «Запрет на необоснованное ограничение по введению товаров в оборот на территории Российской Федерации».

Нужен прецедент – причем на почве гражданских разбирательств. Тогда станет ясна позиция судебной власти и решится проблема разночтений закона.

Параллельный импорт важен для конкурентного развития российского рынка автомобильных запчастей. Причем фирменные детали практически в одинаковой степени востребованы как в более, так и в менее развитых с точки зрения автомобилизации регионах страны. Не только на периферии, но и в центре без альтернативных поставщиков оригинальных деталей не обойтись.

Наталья Калитниковская, юрист, консультант по гражданскому праву:

«После того, как группа компаний Emex легально ввезла партию запчастей, компания «БМВ Групп Россия» инициировала судебный процесс и потребовала конфискации товара. С одной стороны, это здоровая конкуренция. Никто не запрещает оптовикам продавать товар по ценам, которые он считает нужным назначить. Однако у автопроизводителей своя правда. Понять BMW можно: независимые продавцы запчастей «перебивают» устоявшиеся расценки. Автопроизводитель активно развивает, раскручивает свой бренд, вкладывает значительные средства, становится известным и узнаваемым. Соответственно он может себе позволить продавать дороже товар с наработанной положительной репутацией. Но внезапно на рынке появляется игрок, который «демпингует» – предлагает то же самое, но гораздо дешевле. Разумеется, автовладелец будет выбирать запчасти низкой стоимости. Поэтому независимые компании получают большую прибыль и постоянно расширяют клиентскую базу. Неудивительно, что баварцы довели Emex до суда».

То, что у сторонников территориального принципа исчерпания прав есть своя правда, легче всего продемонстрировать на примере небольших рынков. Допустим, некий новый, нераскрученный, но добросовестный производитель ЛКМ среднего ценового сегмента хочет выйти на российский рынок, ему нужны региональные дистрибьюторы. В одном из субъектов РФ он находит партнера – местного дистрибьютора, который согласен взяться за продажу нового бренда. Местные потребители консервативны и без интереса относятся к новинке. Но дистрибьютор активен и настойчив, проводит семинары, предлагает бесплатно образцы на пробу, готов предоставить товар с рассрочкой платежа. Наконец, новый бренд приобретает популярность, местный рынок охотно его берет. Дистрибьютор, первым поверивший в его перспективы, вложивший силы, время и средства, справедливо рассчитывает теперь «снять сливки». И в этот момент его местные конкуренты, до сих пор сидевшие сложа руки, ввозят партию товара той же марки по сниженной цене. В результате они наживаются на чужом труде по раскрутке новых ЛКМ, а региональный дистрибьютор остается у разбитого корыта. Именно поэтому такие компании всегда требуют у производителя статус эксклюзивного регионального дистрибьютора, иначе им просто нет смысла браться за вывод новых брендов на свой рынок. И в данном случае такое ограничение «свободной торговли» идет только на пользу рынку, поскольку способствует продвижению новых товаров. Многие крупные производители комплектующих также выступают за ограничение параллельного импорта.

«Федерал Могул»:

«Мы тоже сталкиваемся с ситуацией, когда наш товар ввозят из других стран, минуя наши каналы поставки. Это является проблемой, потому что влияет на конечную цену и вызывает ценовые войны между дистрибьюторами. Когда кто-то может продавать товар дешевле, чем официальный дистрибьютор, получивший его от нас напрямую, – это подрывает рынок. Такая проблема существует не только в России, но и в других странах, в т. ч. в Западной Европе. Например, закупают в Германии, через Польшу ввозят на Украину и т. п. Перекидывают товар как угодно.

Запретить это сложно. Да и не нужно, потому что это все-таки рынок. Но разрешать – это тоже как-то неправильно по отношению к официальным дистрибьюторам. Возможно, острота ситуации снизится после вступления в ВТО, когда правила будут общими. У нас единые цены по дистрибьюторам, и разница появляется только при пересечении границы, за счет различных способов оформления и начисления пошлины.

Компания Bosch придерживается несколько иной позиции:

«Мы поставляем одни и те же запчасти и на конвейер, и для автомаркета. Не скрою, что мы сталкиваемся с параллельным импортом и по-своему реагируем на данное явление.

Это, в первую очередь, гармонизация цен: стоимость запчастей Bosch в России не должна превышать их стоимость за границей, в определенных пределах, разумеется. Мы не боремся и не планируем бороться с параллельным импортом запчастей Bosch. Даже если какой-то продукт Bosch куплен в одной стране, а потом завезен в Россию и продан здесь, с глобальной точки зрения это тоже наш оборот. Однако есть и тревожные моменты, зачастую «серый импорт» становится каналом сбыта поддельной продукции. Это беспокоит нас в большей степени, чем параллельный импорт.

«Серый импорт» существует в основном за счет разницы в цене на один и тот же товар, а также при наличии дефицита продукции. Одна из наших глобальных задач – гармонизация цен на всех рынках присутствия Bosch. В России мы расширяем возможности нашего главного склада и улучшаем логистику, то есть работаем над улучшением сервиса. И, поверьте, наши усилия и средства приносят большую отдачу и окупают себя. Проще говоря, мы создаем такие условия, чтобы покупателям было выгоднее покупать запчасти у Bosch, а не у серых продавцов».

Вернемся к истории судебного дела компаний «БМВ Групп Россия» против Emex.

Немногим более года назад, в ноябре 2010 года немецкий автоконцерн обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Автологистика» (группа компаний Emex) о защите исключительных прав на комбинированный товарный знак BMW и одноименное словесное обозначение. В иске также содержалось требование запретить импорт ответчиком автозапчастей BMW, изъять уже ввезенный товар и взыскать компенсацию в размере 300 000 руб.

Однако уже в первой инстанции компания «БМВ Групп Россия» получила отказ в удовлетворении иска в полном объеме. Суд исходил из того, что «ввоз оригинальных товаров, маркированных охраняемым товарным знаком и введенных в гражданский оборот самим правообладателем или с его согласия, законно и возмездно приобретенных на вторичном рынке вне территории Российской Федерации, не является нарушением исключительного права на товарный знак».

Но немцы не сдавались, и в мае апелляционный суд отменил решение первой инстанции. Ввоз оригинальных запчастей «Автологистикой» был признан незаконным, компания была оштрафована в пользу BMW на 10 000 руб. И это – все. В остальной части требований немецкому автоконцерну было отказано. Однако «Автологистику» не устроила необходимость заплатить даже такой смехотворный штраф, российские бизнесмены пошли на принцип и обратились с жалобой в Федеральный арбитражный суд Московского округа. Кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение. Накануне очередного судебного заседания, состоявшегося в декабре, «Кузов» получил комментарий от компании Емех:

«Первую инстанцию мы выиграли. Вторая частично удовлетворила иск БМВ. Третья отменила решение второй инстанции и отправила дела снова в первую инстанцию на новое рассмотрение. Но совершенно очевидно, что дела подобного рода будут решаться на уровне высшего арбитражного или Конституционного суда, а вероятнее всего, на уровне Правительства РФ. Я принимал участие в совещании у вице-премьера Игоря Шувалова, где обсуждалась эта тема. Шувалов хорошо понял проблему ограничения конкуренции правообладателями и, как следствие, высокие розничные цены на продукцию с товарным знаком. Надеюсь, у правительства хватит сил выдержать давление транснациональных корпораций и будет принято справедливое решение, отвечающее интересам российских граждан».

И действительно, очередное судебное решение было принято в пользу «Автологистики». В интервью журналистам портала «Право.ru» представитель компании Анатолий Семенов рассказал, что «суд согласился с доводами о том, что наши действия не нарушают исключительных прав [БМВ]. При этом производитель не должен принуждать к сделке с официальным дистрибьютором». Он также добавил, что «введение территориальных ограничений для закупочной внешнеэкономической активности российских предприятий является прямым предательством интересов страны». «В случае санкций они будут лишены возможности закупать нужную им оригинальную продукцию с товарными знаками даже в третьих странах, – объяснил он свою точку зрения. – Также это противоречит интересам экономии федерального бюджета при размещении заказов для федеральных и муниципальных нужд, поскольку приводит к тому, что все импортные товары у нас станут приобретаться у единственного поставщика – иностранного правообладателя или его официального импортера».

Интересы BMW в процессе против «Автологистики» представлял Сергей Васильев, юрист из команды компании «Городисский и партнеры» – одного из лидеров российского рынка юридических услуг.

Маркетолог Михаил Самохин полагает, что в борьбе с параллельным импортом заинтересованы самые разные силы:

«Это интересно даже не столько компаниям-производителям, сколько их представительствам и дилерам. А интереснее всего поднимать эту тему юридическим фирмам, которые их обеспечивают. Юристы просто зарабатывают на этом свои гонорары.

2.jpg

Противники параллельного импорта – это, как правило, крупные компании-производители, которые могут позволить себе нанять очень дорогих адвокатов. Им противостоят компании-поставщики, чьи возможности гораздо скромнее, и эффективно защищаться они, как правило, могут лишь тогда, когда объединяются в различные ассоциации.

А заинтересован в параллельном импорте, прежде всего, конечный потребитель, так как это ведет к демонополизации рынка. Экономическая логика рано или поздно приведет к тому, что законодательство будет скорректировано в пользу экстерриториального права исчерпания собственности. И даже до изменения законодательства мы будем все чаще наблюдать решения судов в пользу параллельщиков, поскольку наш Гражданский Кодекс позволяет делать это. Но до того, как ситуация окончательно выправится, рынок уже будет занят крупными игроками. Поэтому время все-таки играет против независимых мелких игроков. Несколько крупных компаний будут постепенно подминать под себя все большую часть рынка».

Сейчас ведутся судебные разбирательства. И это лишь одна из ветвей ожесточенной борьбы между независимыми импортерами и глобальными корпорациями – владельцами товарных знаков. Идет работа по изменению законов: в Госдуме лежат поправки в четвертую часть Гражданского Кодекса, явно запрещающие параллельный импорт. Независимые импортеры со своей стороны через ФАС пытаются внести изменения в антимонопольный закон, направленные на пресечение манипуляции авторским правом с целью монополизации рынка товаров и услуг. Именно поэтому важно иметь четкую законодательную базу, которая бы, с одной стороны, защищала авторские права, с другой – не ограничивала конкуренцию.



Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.






ВОЛИН


3M





Подписка на новости

Ваш e-mail