По праву ответственности

Автор: Михаил МАШИН


Российское законодательство в области обеспечения формирования и деятельности профессиональных/отраслевых некоммерческих объединений индивидуальных предпринимателей и бизнес-структур еще далеко от совершенства. Однако уже есть главное — фундаментальный законодательный акт, на базе которого создается единообразная совокупная система функционирования и развития подобных объединений: Федеральный закон № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях».

В статье, посвященной деятельности российских автосервисных ассоциаций, было отмечено: одной из основных причин, по которой эти ассоциации не смогли завоевать достаточного доверия участников профессионального сообщества, является практически полное отсутствие у них реальных возможностей влиять на ситуацию. Это и понятно. До недавнего времени в нашей стране отношения в области отраслевых союзов, ассоциаций и проч. регламентировались только Федеральным законом «О некоммерческих организациях» № 7-ФЗ от 12 января 1996 г. Назвать этот закон плохим, неактуальным, устаревшим и т. д. нельзя. На определенном этапе он был очень кстати, подготовив почву для объединения субъектов предпринимательской деятельности, сформулировав правила игры на этом поле. Появившиеся после его принятия во второй половине 90-х гг. некоммерческие партнерства (НКП), учрежденные гражданами и (или) юридическими лицами, стали своевременным и неплохим механизмом для содействия членам НКП в осуществлении деятельности, направленной на достижение социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей. Некоммерческие партнерства создавались для охраны здоровья, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и прочих нематериальных потребностей, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также для решения иных задач, направленных на достижение общественных благ.

Однако развитие предпринимательских отношений в России требовало гораздо большего. Нужен был инструмент, способный вывести коммерческую деятельность на новый уровень, обеспечивающий настоящую свободу предпринимательства, сводящий к минимуму вмешательство государства в дела бизнес-сообщества и ликвидирующий бюрократический произвол. Инструмент, который действует во всех экономически развитых странах. Ждать его пришлось долго. Лишь в конце 2007 г. в рамках проводимой в нашей стране административной реформы был принят уже упомянутый ФЗ «О саморегулируемых организациях».

Виктор Плескачевский, председатель Комитета по собственности Государственной Думы РФ:

— Несмотря на то что закон о саморегулируемых организациях был одним из самых приоритетных и ожидаемых, принимался он в чрезвычайно сложной обстановке: слишком сильно было противодействие в чиновничьей среде практически на всех уровнях. В итоге мы получили недостаточно безупречный документ, требующий определенной доработки. Тогда нашей целью было принять его, запустить, наконец, механизм саморегулирования, что, собственно, и произошло буквально в последние дни работы Государственной Думы 4-го созыва. А уж «финальный глянец» обязательно будет наведен, уже сейчас в текст вносятся изменения, закон совершенствуется по мере появления вопросов и более плотного внедрения саморегулирования в бизнес-процессы.

Процесс не остановить

Что же такое саморегулирование? Определение, данное в тексте закона, гласит: «под саморегулированием понимается самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль над соблюдением требований указанных стандартов и правил». При этом, согласно закону, «саморегулируемыми организациями (СРО) признаются некоммерческие организации, созданные в целях саморегулирования, основанные на членстве, объединяющие субъектов предпринимательской деятельности исходя из единства отрасли производства товаров (работ, услуг) или рынка произведенных товаров (работ, услуг) либо объединяющие субъектов профессиональной деятельности определенного вида».

Виктор Плескачевский:
— Несомненно, компании, входящие в СРО, с одной стороны, являются партнерами, когда ведут какую-то совместную деятельность в рамках организации по защите своих прав, отстаиванию своих интересов в различных инстанциях, обучению своего персонала, выработке стандартов и т. д. С другой — как только они приступают к работе, становятся конкурентами, борющимися за своих клиентов. Это и есть лучшая гарантия независимого саморегулирования, концентрирующегося на ответственности бизнеса перед обществом.

Основная задача саморегулирования — заменить государственное регулирование в отрасли. Не так давно было отменено лицензирование авторемонтной деятельности, но просто так, бесконтрольно эта отрасль существовать не должна. На смену лицензированию и вводится саморегулирование. Пока в добровольном порядке (в настоящее время саморегулирование обязательно лишь для нескольких видов деятельности), однако очень скоро (судя по тенденциям) оно станет обязательным для авторемонтного бизнеса как связанного с обеспечением безопасности дорожного движения.

Виктор Плескачевский:
— В саморегулировании, бесспорно, заинтересован бизнес, прежде всего малый и средний. Ведь СРО — это реальная защита от беспредела чиновников и бюрократов, реальный заслон от коррупции. В то же время благодаря саморегулированию, а точнее тому, что у каждой СРО в обязательном порядке должен быть собственный страховой — компенсационный — фонд, бизнес становится более цивилизованным и ответственным.

СРО — это не законодательная новинка. На Западе СРО является главным допуском к работе на рынке, к практике, «входным билетом» в профессию. Уже невозможно представить те же США без СРО врачей, бухгалтеров или аудиторов.

Реальное становление в стране системы СРО в различных отраслях деятельности (особенно в нерегулируемых сферах деятельности) в соответствии с базовым законом «О саморегулируемых организациях» позволило бы вовлечь в созидательные процессы реформирования экономической жизни резервы общественной инициативы, естественного стремления профессионалов к объединению в целях выработки цивилизованных обычаев делового оборота и закрепления их в этических и специальных стандартах деятельности, которые зачастую не используются или подавляются бюрократической государственной машиной.

Государство, в свою очередь, получит реальную возможность оптимизировать функции министерств и ведомств, исключив из их ведения как ненужное (излишнее) для исполнения публичных функций имущество, так и сами избыточные функции по регулированию хозяйственной деятельности субъектов рынка.

Андрей Шаров, директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития России, на круглом столе «Этапы становления саморегулирования в различных отраслях профессиональной и предпринимательской деятельности», прошедшем в рамках VIII Международного инвестиционного форума «СОЧИ 2009», однозначно дал понять, что саморегулирование в нашей стране уже началось и обратной дороги нет.

— Пока тема саморегулирования нуждается в рекламе и разъяснении. Но я уверен, что уже через два года множество профессионалов и компаний будут членами саморегулируемых организаций. Альтернативы саморегулированию нет: государство не способно качественно контролировать многие виды бизнеса. У него просто нет таких специалистов, которые могли бы переводить на юридический язык все отраслевые инновации, правила и технологии. Особенно в сферах, связанных с публичными интересами, контроль со стороны саморегулируемых организаций может быть гораздо более эффективным, чем государственный контроль. Тем более что от государственного контроля потребитель может получить только моральное удовлетворение. А у СРО есть институт коллективной ответственности — компенсационный фонд.

Диалог с властью

Саморегулируемые организации обладают целым рядом преимуществ перед некоммерческими парт­нерствами и прочими объединениями участников рынка, созданными на основе закона «О некоммерческих организациях». В соответствии с законом СРО осуществляет следующие основные функции:

■ разрабатывает и устанавливает требования к членству субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности в саморегулируемой организации, в том числе требования к вступлению в саморегулируемую организацию;
■ применяет меры дисциплинарного воздействия, предусмотренные настоящим Федеральным законом и внутренними документами саморегулируемой организации, в отношении своих членов;
■ образует третейские суды для разрешения споров, возникающих между членами саморегулируемой организации, а также между ними и потребителями произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг), иными лицами, в соответствии с законодательством о третейских судах;
■ осуществляет анализ деятельности своих членов на основании информации, предоставляемой ими в саморегулируемую организацию в форме отчетов в порядке, установленном уставом саморегулируемой организации или иным документом, утвержденными решением общего собрания членов саморегулируемой организации;
■ представляет интересы членов саморегулируемой организации в их отношениях с органами государственной власти и местного самоуправления;
■ организует профессиональное обучение, аттестацию работников членов саморегулируемой организации или сертификацию произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг), если иное не установлено федеральными законами;
■ обеспечивает информационную открытость деятельности своих членов, опубликовывает информацию об этой деятельности в порядке, установленном настоящим Федеральными законами и внутренними документами саморегулируемой организации.
Источниками формирования имущества саморегулируемой организации являются:
■ регулярные и единовременные поступления от членов саморегулируемой организации (вступительные, членские и целевые взносы);
■ добровольные имущественные взносы и пожертвования;
■ доходы от оказания услуг по предоставлению информации, раскрытие которой может осуществляться на платной основе;
■ доходы от оказания образовательных услуг, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
■ доходы от продажи информационных материалов, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
■ доходы, полученные от размещения денежных средств на банковских депозитах;
■ другие не запрещенные законом источники.

Ну а одним из самых главных преимуществ, которое дает саморегулирование участникам СРО, является возможность вести прямой диалог с властью. Впервые в российской бизнес-практике законом о СРО четко прописана схема такого диалога. НКП, ассоциации, союзы и прочие объединения предпринимателей, создававшиеся в рамках ФЗ «О некоммерческих организациях», не имели никаких полномочий для этого, они были просто «одними из» и потому были лишены реальных возможностей влиять на ситуацию. Теперь же все изменилось.

В соответствии с положениями закона о СРО саморегулируемая организация имеет право от своего имени оспаривать в установленном порядке любые акты, решения и (или) действия (бездействие) органов государственной власти и местного самоуправления, нарушающие права и законные интересы саморегулируемой организации, ее члена или членов либо создающие угрозу такого нарушения. Кроме того, СРО может участвовать в обсуждении проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов, государственных программ по вопросам, связанным с предметом саморегулирования, а также направлять в органы государственной власти заключения о результатах проводимых ею независимых экспертиз проектов нормативных правовых актов. При этом СРО вправе вносить на рассмотрение органов государственной власти предложения по вопросам формирования и реализации государственной политики и осуществляемой органами местного самоуправления политики в отношении предмета саморегулирования. СРО уполномочена запрашивать в органах государственной власти информацию и получать от этих органов информацию, необходимую для выполнения саморегулируемой организацией возложенных на нее федеральными законами функций. И власть обязана отвечать!

Виктор Плескачевский:
— Профессионалы-практики лучше чиновников знают о том, как повысить качество и безопасность своей работы. Значит, государство может их «нанять» для того, чтобы они сами контролировали обеспечение безопасности и должного уровня качества.

Западный предприниматель уже давно не ведет борьбу с бюрократами, на защите его интересов стоят негосударственные общественные организации бизнеса, созданные на основе принципов саморегулирования, — многочисленные СРО.

Виктор Плескачевский:
— Одним из наиболее значимых результатов проводимой в нашей стране административной реформы можно назвать начало процесса перераспределения властных полномочий между государством и некоммерческими неправительственными организациями национального бизнес-сообщества. Более того, саморегулируемые организации участников рынка как институты со специальной правоспособностью являются неотъемлемой частью административной реформы. Без этих институтов эта реформа невозможна, поскольку ее суть сводится к уменьшению и оптимизации государственных полномочий. Президент РФ Дмитрий Медведев в одном из своих выступлений призвал передать СРО бизнеса все избыточные государственные функции. Еще в 2005 г. в рамках работы Комиссии по административной реформе более 5 000 функций, выполняемых на тот день российскими чиновниками, с точки зрения публичных обязательств власти являются избыточными. Эти полномочия — особенно в сфере контроля и надзора за деятельностью наших предпринимателей — могут быть переданы некоммерческим профессиональным объединениям этих же предпринимателей не только без ущерба для общественных интересов в плане качества и эффективности их исполнения, но и со значительной выгодой для бюджетов всех уровней, являющейся следствием сокращения статей расходов на содержание избыточного аппарата чиновников.

Безусловно, лицензии и тотальный государственный контроль гораздо менее эффективны, чем самостоятельность и материальная ответственность бизнеса за результаты своей деятельности. Наконец-то осознав это, сегодня российская власть постепенно уходит из процесса регулирования, оставляя за собой функцию арбитра, а функцию нормирования и контроля за соответствием передавая специальным некоммерческим организациям — СРО. Таким образом, лицензирование со слабой ответственностью чиновника заменяется материально-ответственным саморегулированием.
В ближайших номерах издания мы обязательно вернемся к теме саморегулирования, чтобы наиболее полно познакомить читателей с этим заслуживающим самого пристального внимания механизмом.  


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.






ВОЛИН


3M





Подписка на новости

Ваш e-mail